Моя доча

Очередной праздник, наполненный радостью, шумом и весельем. Этот Новый год был особенным. Моей доче уже было 16 лет и я разрешил ей сесть за стол со всеми наравне и выпить шампанского. До этого мы с друзьями накрывали детям отдельный стол, чтобы они в дружной компании обсуждали более интересные для них вещи.

Но не в этот год. Дети друзей разъехались по бабушкам и дедушкам, позволив их родителям как следует отдохнуть и оторваться. У меня же такой возможности не было. Ни родителей, ни жены, к сожалению, я уже не имел.

Моя супруга скончалась после родов и мне пришлось растить мою Дашеньку в одиночку. Мы были невероятно близки, поэтому я всюду таскал ее с собой. Она была моей любовью.

Стол был наполнен выпивкой и вкусной едой. Мы сидели, общались и весело проводили время. Встретив Новый год, мы решили прогуляться по улице, в поисках знакомых и полных бутылок с алкоголем.

Даше я сказал остаться дома, к тому же юное пьяное тело начало залипать на ходу. Уложив дочку, я поцеловал ее, оделся и ушёл.

Мы гуляли около 3 часов и встретили с десяток знакомых, по традиции конечно же с каждым выпив.

Изрядно надравшись, мы решили, что Новый год встречен как полагается и разошлись по домам. Я ввалился в квартиру, и из последних сил начал раздеваться. Дашенька вышла меня встречать и помогла раздеться и обуться.

В момент, когда она развязывала мне ботинки, присев на колени, ее голова оказалась у моего паха. И видимо алкоголь начал играть свою роль. Я стал поглаживать ее по голове, и нереально возбуждаться. Но мысли о том, сторона моя дочь, меня быстро отрезвили.

— Пойдём покушаем, — произнесла она.

— Пойдём, я уже проголодался, — ответил я.

За столько времени гуляний я действительно очень проголодался, да и сбить хмельное состояние плотным перекусом было бы не лишним.

Мы вошли в комнату и сели за неубранный стол, на котором все также красовались салаты и закуски.

Но на столе появилась бутылка шампанского и водки. Мы с друзьями были уверены, что весь алкоголь кончился, именно это нас и выгнало на гулянку. Но я не заморачивался сильно, потому как списывал все на пьяное состояние. Могли и не заметить.

Дашенька поухаживала за мной и наложила покушать. Умело открыв бутылку водки, она налила мне стопку. Не растерявшись налила себе шампанского, все так же мастерски открыв бутылку и с ним. Я был впечатлен, но разум подтупливал и не предавал этому веского значения.

— Папуль, давай выпьем.

— Выпьем? А тебе не много?

— Но я хочу выпить за кое что особенное…

— Да? За что?

— За маму…

Мне сразу перебило аппетит, а удовольствие от праздника в глазах сразу заполнилось белой пеленой. Я любил Таню и был в дичайшей депрессии и если бы не Даша, я бы наверно давно спился. Она стала светом и солнцем в жизни, который в то же время напоминал о жене.

Дочь, увидев мою моментальную замкнутость, подсела ближе и положила руку на колено.

— Тебе ее сильно не хватает?

— Безумно. Ты так похожа на неё. Абсолютно всем, — я тут же опрокинул стопку.

— И так?

Даша стянула лямки платьица с плеч и оголила грудь.

Я завис. Несмотря на свои 16 лет, дочь была уже совершенно взрослой на вид. Попа ее была как нежной округлое сердечко, а полные подтянутые груди, были под зависть некоторым женщинам.

Секса у меня не было уже давно, а подобное затишье для мужика 30 лет — ужасная пытка.

Алкоголь мне тут же в голову стрельнул как из автомата. Последняя рюмка была контрольной.

Мне тут же в Даше стала мерещится Таня. И ее тело. Даже тело было похожим. Я протянул руки и аккуратно взялся за сиськи дочери.

— Танечка, это ты?! Я так хочу тебя. Я так скучал.

В пьяном бреду я массировал сиськи, и слегка пощипывал сосочки. Они были такими объемными и приятными на ощупь.

Вдруг что-то как током меня отдернуло.

— Даша. Я твой папа. Нам нельзя.

Я понимал, что дочь нарочно это сделала и возбудила меня. Но я не мог. Она маленькая. Но и уровень возбуждения поднялся до небывалого, что просто необходимо было куда-то пристроить свой член.

— Все хорошо пап. Я люблю тебя. Как мама. И хочу чтобы ты стал моим первым.

— Доченька, я не могу.

— Я выключу свет. А ты представь, что я мама.

Она встала со стула и платье соскользнуло с неё, полностью оголив не тело. Она уходила в другой конец комнаты, эротично видя своей попкой-сердечком. Как же это заводило. Мой пенис буквально вырывался из штанов.

Свет потух. Дочь исчезла в темноте, но тут же заговорила.

— Привет Андрей. Скучал?

Снова пьяные глюки. Теперь меня пронзили воспоминания. Это была она. Танечка. Моя Танечка.

Мягкие шаги приближались по паркету и вскоре под светом фонаря, который освещал лишь диван в комнате, показалась Дашенька.

В томном свете она была идеальна как мать. Ее фигура была как струна. Нежная глянцевая кожа бросала отблески. Сисечки элегантно прикрывала маленькая рученька, а лобок был гладким и таким сочным.

Половые губки уже были возбуждены и набухли, налившись молодой девственной кровью. Несколько капель ее сока из писечки текли по внутренней стороне бедра.

Как же она была прекрасна и возбуждающе. Закусив губки, она произносила:

— Я к тебе милый. Но всего на одну ночь. Я скучала.

Я чуть ли не теряя слёзы, подтянул ее за руку к себе и уткнулся лицом в живот, начав осыпать его поцелуями. Я понимал, что это моя Дашенька. Но уже ничего не мог поделать. И я делал это ради нас обоих.

От ее тела пахло манго. Так сладко. Я стал опускаться ниже полизывая каждый сантиметр. Поласкав пупочек языком я прислонил его к нему и стал вести им вниз. По ее лобочку. И вот он. Такой сочный спелый бутон, который сочится соками юной девочки.

Сняв с себя штаны, дочь стянула с меня рубашку. И стала целовать шею. Ее поцелуи были как уголь. Обжигал с каждым разом. Она подняла меня и усадила на диван, а сама уселась сверху так, что мой член оказался промеж ее половых губок. Там было так жарко. Ни как у Тани.

Писечка Даши просто пылала. Я чувствовал как бьется ее сердце. Чувствовал мощные потоки крови в ее писечки. Она же уже во всю переключилась на мою грудь и ласкала языком мои соски. Я в полуобморочный состоянии лежал и невероятно кайфовал, но нахлынувший адреналин, заставлял трезветь и звереть. Трахаться захотелось нереально. Я приподнялся и схватив за задницу дочь, поднял ее с собой.

Слегка приподняв ее, я вцепился в ее грудь истая лизать, сосать и кусать ее маленькие сосочки, от чего Дашенька стала постанывать как щенок.

В такой позе я направился в спальню и войдя в неё, швырнул дочь на кровать. Та распласталась на спине, раскинув ноги в стороны, как будто специально приглашая меня к себе в сладкие врата.

Я снова навис над ней и стал ласкать тело губами. Поцелуи скакали от места к месту. То по шее, то по рукам, то по груди. Наконец я резко спустился к ногам и стал целовать голень, медленно поднимаясь выше.

Запомните раз и навсегда, чтобы стояк никогда не позводил, нужно съедать по утрам 10 гр. копеечного… Читать далее>>

Ее ноги становились горячее с каждым сантиметром, приближаясь к писечка. Наконец колени. И поцелуи стали оставлять следы на влажных от смазки бёдрах. Ее сок был на вкус как ваниль и уже не терпелось впиться в ее ванильную дырочку, чтобы вылизать из неё все.

Поднимаясь с каждым сантиметром поцелуи стали превращаться в полизывания и подкрадываясь к половым губкам, я уже во всю водил языком по промежности.

Проведя по всей писечке целиком, Даша резко и глубоко вдохнула.

— Все хорошо дочь?

— Да папочка. Продолжай. Мне очень хорошо с тобой.

Услышав это я решил больше не останавливаться и продолжил лизать ей половые губки. Слегка раздвинув пальчиками их, я увидел прекраснейший нетронутый клиторок, который манил и умолял его полизать. Что я и намеревался сделать. Вцепившись как бешеная собака в ее сладкую писечку, я стал вылизывать ее и давить языком.

От такого наплыва страсти, дочь стала захлебываться воздухом и получать свой первый оргазм. Ей нравилось. Она шептала и стонала о том, как ей хорошо и чтобы я не останавливался. Но самое сладкое ее ждало впереди.

Усиливая давление языком, я стал чаще оказывать внимание ее клитору и вскоре вовсе переключился на него. Я игрался с ним то языком, то пальчиком. Давая небольшие передышки, я набрасывался губами на него вновь и засасывал. То сильно, то нежно.

От того, что доченька кончала, ее сладкая пещерка хлюпала и выбрызгивала смазку прямо мне в рот. Какая же она вкусная.

Я тут же оставил клитор в покое и занялся дырочкой. Водя по ее входу языком я резко проникал внутрь, напрягая язык. Он был как небольшой нежный член, который трахал ее неглубоко, но придавал, по звукам, небывалые яркие ощущения.

— Папочка, я хочу тебя, трахни меня. Войди же уже!

Я отстранился от ее киски и оставил в покое. Она была горяча. А писечка показывала всем видом, что она готова к моему члену.

Я схватил ее за ноги и пододвинулся тазом к ней. Начав водить хером по ее бетону, Дашенька стала подавать встречные движения и глубоко и страстно вздыхать.

— Да, вот так. Хорошо. А теперь в меня. Внутрь.

Я аккуратно подвел головку к влагалищу и стал вводить медленно член.

Тонким и писклявым голосом от оргазма она начала завывать:

— О да папочка, вот так! Да любимый!

Я сделал несколько неглубоких погружений, после чего свалился на дочь, буквально придавив ее к кровати. Крепко обняв ее и прижав ещё сильней, я сделал резкий толчок тазом в неё.

Член вошёл по самые яйца с чувствительным разрывом девственной преграды.

Дашенька дернулась и сжалась так, что ее влагалище здавило мне член. Ее руки вцепились ногтями мне в спину и стали буквально прорезать ее.

Она громко закричала и уткнулась в шею.

— Все хорошо?

— Н-н-не… Останавливайся…

Я стал целовать ее шею, пытаясь хоть как то отвлечь от боли, а тазом стал совершать плавные движения, трахая ее сочный персик своим мощным членом.

Член казалось действительности слишком большой для неё, но он вошёл идеально. Внутри было так тепло и уютно. Обжигающие стенки влагалища согревали мой член и выходить из неё не хотелось. Я молился чтобы момент эякуляция отодвинулся как можно дальше, чтобы подольше трахать эту прелесть.

Я уже не осторожничал и перешёл на довольно-таки мощные движения. Я трахал ее так отчаянно, как будто не трахался никогда в жизни. Мои ляжки стучали о ее юные упругие и мокрые от ее сока бёдра, издавая громкие щелчки, которые слышались по всей квартире.

Доченька кричала и стонала, не зная куда девать своё тело от волн оргазма, которые настигали ее вновь и вновь.

Крови практически не было. И меня это очень радовало, что дочь очень быстро влилась во взрослую жизнь.

Я не мог кончить уже пол часа и все трезво ее в этой позе. Но не унывал. Мое желание сбывалось и я не зрел сглазить.

Все мокрые от пота, мы уже не могли держаться друг за друга, так как руки и ноги выскальзывали. Я устал.

Упав рядом с ней, мы тяжело дышали и терялись в бреду. Я в пьяным, а дочка от оргазма.

— Папочка, ты потерпишь? Я быстро в душ.

Отлично. Хоть передохну. С непривычки тяжело бежать марафон.

— Конечно солнышко беги, я жду.

Дочь в спешке удалилась, чтобы вскоре вернуться, а я стал вытираться простыней. Дверь в ванну была открыта и я видел как Дашенька моется торопясь, она крутилась как модель на подиуме, обливаемая потоками воды. Это заводило.

Не прошло и пяти минут, как ко мне вернулись силы и новое более сильное возбуждение. Мне захотелось секса. Много секса и я тут же ринулся в ванну.

Отодвинув занавеску, я залез в ванну. И только дочь хотела что-то сказать, как я нагнул ее раком и вставил член во влагалище.

— А, Боже, папочка. Да. Отымей меня как мамочку.

Эти слова меня завели ещё больше. И в то же время разозлили. Как будто это была насмешка. Я тут же вспомнил как драл Таню, когда мы только поженились и натянул дочь на хер с новой силой. Схватившись за ее бёдра я стал буквально драть ее жестко и беспощадно, загоняя член по самую мошонку.

Она начала кричать сильней и стонать больше. Чувствовалась ее дрожь, которая была вызвана бесчисленным по порядку оргазмом. Ноги ее уже сгибались сами и я буквально держал ее на весу, как будто трамвая резиновую куклу.

Вскоре она обмякла вовсе, обкончавшись. И я поставил ее в ванной на колени, а сам продолжил накидывать ее удар за ударом.

Мой член как поршень ходил туда и обратно, и если бы не обилие смазки, я бы давно протер ее письку. Вся ее промежность горела как красная звезда от такой нагрузки, но кончать мне не хотелось.

Мне даже стало немного жалко ее. Первый раз и столько секса. Но потом я отбросил эту мысль в жажде кончить.

Ещё 30 минут я трахал ее, и слышал лишь мелкие писки, которые выходили с короткими выдохами от бессилия.

Я вытащил член и встал, начав жестко надрачивать его. Дочь обмякла полностью и лежала в ванной, еле стоя на четвереньках.

И вот она кульминация. Наконец-то. Как же я этого ждал. Из моего члена фонтаном полилась сперма, которая обжигающими каплями начала покрывать спину дочери. Я почувствовал боль в мошонке, но не переставал дрочить и заливать дочку семенем.

Наконец закончив я просто плюхнулся на задницу, прямо в ванну, а дочь, очухавшись слегка, отклонилась назад и легла на меня.

Мы лежали в ванной под прохладным душем и теряли сознание. Это был секс, как в молодости. С моей Танечкой.

— Спасибо милая. Я люблю тебя.

— Я тоже тебя люблю папочка.

Мы шепотом обменялись словами, я поцеловал ее в шею и вырубился. А во сне видел Таню и Дашу. Моих девочек. Моих маленьких сладких девочек.