Братское насилие

Мы с сестренкой были не разлей вода с самого детства. С разницей в год, мы имели общие интересы, игры и занятия. Но с возрастом, эти самые занятия стали различаться. Мы уже имели разные интересы и разные влечения.

Моя сестренка росла и приобретала роскошные формы. В 18 лет она была словно райский цветок. Стройна, высока, с небольшой острой грудью и насыщенными булочками задницы. Она меня уже привлекала как женщина и сексуальное влечение тоже порой росло.

Она позволяла себе ходить передо мной в одних трусах и футболке без лифчика, щеголяя и демонстрируя все свои прелести. Забывая, что мы уже не дети.

Я часто подглядывал за ней в душе, как она намыливает свою попку и писю. Как трет свои сисечки и водит руками по телу. Я ни разу не видел, чтобы она мастурбировала, но уверен был в этом. При таком красивом теле невозможно не любить себя.

Когда я оставался один, нюхал ее трусики и дрочил. Мне хотелось трахнуть собственную сестру и я не видел ничего пошлого в этом.

Однажды она пришла домой и тут же направилась в свою комнату. Мы были дома одни и родители должны были вернуться ещё не скоро.

Как обычно, она, переодевшись в коротенькие шортики и футболку выперлась и пошла на кухню. Увидев очередной ее сексуальный наряд, я пошёл за ней.

Она стояла у стола и что-то готовила, я подошёл сзади и спросил, что на ужин будет.

— Не знаю. Давай что-нибудь пожарим.

Я тут же прижался пахом к ее попке и шепнул на ухо:

— Может тебя…?

Она тут же оттолкнула меня задницей.

— С ума что ли сошёл!

— Я хочу твои булочки сегодня на ужин.

— Отстань, Дима.

— Что такое? Твой сексуальный вид меня так возбуждает!

— И че, мне теперь в парандже дома ходить?!

— Голенькой лучше.

Я схватил ее за талию и притянул к себе. Она начала сопротивляться, но я умело схватил ее руки. Мое тело было довольно-таки развито. При чем секция самбо не плохо прокачала мою силу, поэтому я был сильней ее и мог удержать.

— Дим, да че ты делаешь?! Убери руки

— Тихо. Спокойно. И все пройдет гладко.

— Пошёл на хер!

— Нет, на хер сегодня сходишь ты. Своей писечкой.

Я зажал ее у стола и стал грубо мять сиськи. Она пыталась сопротивляться, но сил не хватало. При попытке закричать, я засунул ей полотенце в рот и закрутил руки.

От боли она корчилась, но я продолжал мять титьки. Параллельно шлепая ее по заднице, я потихоньку стягивал шортики, под которыми трусиков не оказалась.  Ещё и лучше.

Полностью стянув с ее задницы шорты, я надавил на неё и она легла на стол грудью. Благодаря захвату, он не могла пошевелиться, а шорты, которые остановились на коленях, не давали ей дергать ногами.

Передо мной была ее попка. Такая сладкая и сочная. Ее дырочка в заднице была маленьким розовым отверстием, но цель была в другой дырке. Пышные губки так и пылали жаром. Поэтому я сразу достал свой хер и стал водить по ним головкой.

Оля пыталась хоть как-то дернутся или что-то предпринять, но было напрасно. Не дожидаясь возможного облома, я вошел в ее влагалище и замер. Сестренка вскрикнула и замерла тоже. Все уже было сделано и сопротивляться бесполезно.

Почувствовав как она обмякла, я схватился обеими руками за ее талию и стал трахать сильными толчками, загоняя писюн по самый лобок.

Она стала плакать, и недовольные стона стали слышаться через всхлипывания. Я овладевал ее дыркой так страстно. Изменял скорость, угол входа члена, вращал тазом по кругу, доставляя себе нереальный кайф.

Сестренку не было жалко. Она была не девственницей, а значит от одного лишнего члена жизнь ее не рухнет. С этой мыслью я продолжал трахать ее.

Влагалище разгрелось и возбудилось, начав выделять смазочку и стало пахнуть приятным ароматом. Это только повысило мое возбуждение и придало сил, чтобы иметь ее дальше.

Я вынул член. Схватил ее за волосы и отвел к обеденному столу. Усадив ее на него, она упала, закрывая лицо руками и роняя слёзы.

Я же раздвинул резким ударом ей ноги и стал водить членом по писечке. Эта игра с сопротивлением меня заводила и мне хотелось вести себя с ней ещё жостче.

Как только она попыталась свести ноги, я отвесил ей по заднице мощный удар ладонью, оставив ей след на одной из ягодиц. Она дернулась, снова вскрикнула и заревела. Ноги же тут же раздвинулись обратно.

— Дааа, как же я давно об этом мечтал. Потом в спальню пойдём и там я тебя тоже трахну

Снова вонзив пенис в ее влагалище, я продолжил насиловать сестренку с большим импульсом. Кровь в венах буквально кипела, заставляя двигаться быстрее и быстрее.

Смазка уже разбрызгивалась по мне и полу, заполняй кухню атмосферой похоти.

— О, да! Как хорошо. Тебе нравится?

— Козел! Я все расскажу родителям!

— А я парню твоему расскажу. Он тебя точно шваркнет после такого.

— Сукин ты сын, — вскрикнула она сквозь рыдания и снова заплакала.

Этот жалкий вид был таким возбуждающим. Я схватил ее за грудь и стал снова наминать маленькие титечки. Она попыталась убрать мои руки, но я тут же дал ей пощечину и резким движением разорвал футболку, оставив ее абсолютно голой.

Приказав поднять руки, она послушно это сделала, боясь, что я в очередной раз ее ударю. Сильным хватом я вцепился в грудь и стал натягивать сестренку на член. Она корчилась от боли, но слез уже не было. Она была подавлена и мне это было только на руку.

Не криков. Не слез. Просто немое лицо. Она напоминала секс куклу, но такую сочную.

Потрахав ее еще немного я стал чувствовать жар в яйцах и понял, что нужно будет скоро кончать. Ускорив темп, я снова довел Ольгу до слез.

— Пожалуйста только не кончай в меня. Только не в меня.

Видимо поняв по лицу или движениям близкую кончину полового акта, она стала биться в истерике, от чего я сжал ее ноги и схватил руки. Она ревела и умоляла не спускать в неё сперму. Но я и не собирался.

Как только поток подошёл к члену, я вытащил его, свёл ноги сёстры и стал трахать их в промежность бёдер и кончать туда.

Захлебываясь в соплях и слезах, Оля промолвила:

— Отпусти меня пожалуйста. Ты получил чего хотел. Отпусти

— Это еще не все, чего я хотел.

Сестра Снова заревела.

— Иди в душ. И приходи ко мне в спальню.

Она быстро сорвалась со стола и побежала в ванную. А я пошёл в туалет, чтобы привести в чистоту свой член для очередного захода.

Вода в ванной открылась и слышно было как потоки воды омывают тело Оли.

Я сидел в своей комнате довольный, удовлетворенный и в ожидании продолжения. Но время шло, а сестра так и не выходила из ванны. Тогда я решил добить ее прямо там.

Встав и быстро направившись туда, я открыл дверь. В ванной сидела Оля и плакала.

— Тебе что-то не понятно было?

— Я не хочу больше. Пожалуйста не надо.

— А я хочу.

Я залез к ней в ванну и снова ловкими движениями поднял ее на ноги. Она стояла лицом ко мне и я решив не заморачиваться, прижался к ней и подогнали член к писечке. Она была такой горячей и такой скользкой. Смазка до сих пор выделялась. Природу не обманешь.

Слегка подсев, я загнал головку, а потом и весь пенис целиком. Оля сжалась, закрыла глаза и снова пустила слёзы. Я схватил ее за сиськи и отклонился назад, чтобы было удобней. Поза была потрясающей. Я двигал тазом и одновременно трахал ее и мастурбировал ее клитор.

Это заставило постонать мою сестренку. Причём не слабо. Ее сосочки набухли и затвердели. Стоны стали более сексуальными и естественными. Казалось ей нравится, и она вот-вот кончит.

Так и произошло. Уже через 5 минут она задергалась и из ее сладкой пещерки пролился обильный поток сока, обливая мой член, смазывая его ещё больше.

Такая вязкая слизь. Такая горячая. Я был заведен, но это заставило мой член буквально выпрыгивать из кожи.

Я схватил сестру сильнее и стал всовывать ей член как можно дальше, упираясь в матку.

Я чувствовал, сестра уже не стоит на ногах, поэтому выключил воду и поднял ее, не вынимая члена. В таком положении я отправился в комнату.

Упав на кровать, она оказалась сверху и я приказал ее поиграть в наездницу, а сам схватился за руки, чтобы она не сбежала.

Не хотя, она начала подергиваться и елозить на члене, но пара ударов по ее груди, заставили ее вновь в слезах, увеличить амплитуду скачков.

Член проникал глубоко. Так глубоко, насколько можно. Я делал встречные движения, чтобы загонять его как можно дальше и кайфовал.

Удовольствие не было предела и очередная палка была на подходе. Притянув ее к себе, я обнял ее и крепко сжал. Мой таз стал работать как поршень, буквально раздалбливая сестринскую дырочку. Она начала вопить и кричать, но одной рукой мне удалось застанут ей рот.

Я был настолько возбужден, что абсолютно забыл про приближающийся конец. Не сбавляя скорости, я стал вливать в ее влагалище горячие потоки спермы, заполняя всю ее пещерку.

Осознав, что происходит, Оля стала брыкаться как бешеный бык, от чего только заставляла сильней сжать ее и усилить трахание.

— Нет. Нееет. Ну за чем, стой. Пожалуйста. Аааа.

Крики были ужасными. Сквозь одеяло они раздавались на всю квартиру и мне стало даже как-то страшно, но экстаз перебивал все мысли в голове. Я трахал ее, впрыскивая в письку остатки содержимого своих яиц, которые член уже стал вытеснять из влагалища давлением.

Тут же расслабившись, я отпустил ее и она буквально в напряжении слетела с меня и упала рядом на кровати.

Она лежала свернувшись калачиком на боку и поджав ноги. Из ее прекрасного раздолбанного влагалища сочилась густая белая жидкость.

Я протянул руку между ее ног и надавил на лобок. В этот момент сперма стала буквально  выдавливаться как зубная паста из тюбика.

Это был удивительный вид.

— Оля иди в душ и подмойся.

Плакать сестра уже не могла. Было просто нечем. Ее ошарашенный вид и походка зомби вели в душ. Идя по квартире, она уже не щеголяла весело и не крутила задницей в трусиках.

Из ее промежности сочились капли смеси спермы и женской смазки, капая на пол.

Я быстро оклемался. И встал. Убравшись в квартире и вымыв полы, я услышал как хлопнула дверь. Родители пришли.

— Как дела, детки? Где Оля?

— Да все хорошо, Оля в душе.

— Соседи сказали какие то крики слышали, у вас точно все хорошо?

— Да, мы просто подрались.

— Да вы надоели, вроде взрослые люди…

Родители ушли на кухню, а я ушёл в комнату.

Послышался шорох в ванной и вышла Оля.

— Как дела, дочь?

— Устала. Пойду спать.

— Давай.

Сестра все той же медвежьей походкой удалилась к себе в комнату, лишь под конец проведя по мне взглядом обиды.

Но это было же по родственному. И думаю, не в последний раз. Так что не стоит обижаться.